Как в кочегарке сожгли ампутированную конечность.

Как в кочегарке сожгли ампутированную конечность.

Васька Платов принимал смену в больничной кочегарке у Юрки Батова. В первую очередь проверил температуру воды по градусникам, просмотрел записи в дежурном журнале. Поинтересовался и давлением в магистрали, оно было нормальным. Затем обошел вокруг двух работающих котлов, оглядел, подметен ли пол. Поговорил немного с Юркой о недостатках в снабжении котельной углем и отправил того домой.

Стояла последняя неделя октября, но снега на улице еще не было, и Юра радостно накручивая педали велосипеда, помчался по асфальтированной дороге к своему дому. Оставшись один, Василий начал кипятить воду для чая, было утро, хотелось чего-нибудь горяченького. Котлы тихо гудели вентиляторами наддува, насосы мерно гнали воду по трубам в больницу и поликлинику. Пришла пора подбросить в топку уголька, куча его, натасканная Юркой, чернела в углу котельной. Вася взял тачку, нагрузил «чёрного золота» совковой лопатой и пошуровал в топках котлов. Потом сел за стол, достал книгу, предусмотрительно захваченную на работу, и углубился в чтение

Временами кочегар вставал, проверял температуру прямой и обратной воды на шкалах двух градусников, снова кидал уголь. Незаметно подошло и время обеда. Достав термос с супом, Василий налил его в миску, нарезал хлеб. Но надо было подкинуть топлива в котлы. Снова покатилась тачка к куче, лопата вонзилась в блестящие куски. И тут вдруг наткнулась на что-то мягкое и неподатливое. В куче лежал мешок, засыпанный углем. Васька выволок его, развязал горловину и раскрыл. И резко отшатнулся, в мешке лежала отрезанная по колено волосатая окровавленная человеческая нога. Ее на юркиной смене санитар притащил в кочегарку и велел сжечь в топке, но Юрка не стал это делать, оставив сменщику неприятную обязанность. А мешок закопал прямо в уголь, чтоб не воняло.

Чертыхаясь и морщась, Васька потащил ногу к ближайшему котлу и кое-как лопатой закинул в топку, открыв ее и быстро захлопнув. Мешок вспыхнул, затрещала запылавшая нога, попав на раскаленный уголь. Василий се за стол, преодолев сопротивление желудка, начал хлебать суп. И тут ему на ложку попалась кость с мясом, сунутая женой дома в еду для навара. В голове Васи моментально вспыхнул образ сгораемой ноги, его замутило. Скорей налив чая покрепче, уже остывшего, кочегар жадными глотками пил горькую жидкость. И проклинал Юрку гада. Смена продолжалась, надо было работать дальше. Вечером уже Васька все-таки поел суп, но выкинув из него всё мясо. Была еще колбаса и молоко. Ее тоже не стал есть, а молоко выпил с хлебом.

Через трое суток, принимая снова смену у Юрки, Васька выругал товарища, а тот смущенно улыбался и говорил, что физически не мог взять в руки человеческий остаток у санитара. Тогда санитар и бросил мешок с ногой на кучу угля, а Юрка закопал. Сжигание ноги досталось Платову, за что с Батова он стребовал бутылку водки. Пили вместе. Чьего бедолаги была нога, кочегары не стали выяснять у медиков. Мало ли в больницах хирурги ампутируют конечностей у больных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.